Марк Эффесский

отецъ нашъ Святой Маркъ Евгеникъ - Исповедник, митрополит Эфесский священно-свидетельствует:
«Никогда, О, человече, то, что относится к Церкви, не исправляется черезъ компромисы: нетъ ничего среднего между Истиной и ложью!»

Оглавление

1. Введение
2. Рецепция социальной и миссионерской концепций РПЦ и поиск методологических подходов в их реализации
3. Толерантность и неотолерантность
3.1 Религиоведение
3.2 Экуменизм
3.3 Уния
3.4 Методология религиозно мировоззренческой девиации
3.5 Заключение
4. Рецепция модернизма
4.1 Идеологическое противостояние апостасии и христианизации
4.2 Понятие секуляризация в философии модернизма
4.3 Понятие «секуляризации» в православном богословии
4.4 Богословский невроз
4.5 Эволюция апостасии и раскрытие христианизации
4.6 Парадигма модернизма
4.7 Миф в модернизме
4.8 Миф модернизма
4.9 Религиозная партикулярность модернизма
4.10 Псевдонаучность модернизма
5. Эсхатологические потенции антропоцентризма и его идеологий
5.1 Искушение последнего времени
5.2 Антропоцентризм, Церковь и светская власть
5.3 Идеологический изъян и механизм обеспечивающий унию с «духом мира сего»
5.4 Маргинализм в церковной структуре
5.5 Распад антропоцентризма
6. Рецепция культуры и культов
7. Рецепция культурологических ошибок
7.1 Жертва и время
7.2 Праздник и веселье
8. Структура археомодерна - Самарийский грех
9. Структура антимодерна - Евхаристический круг
10. Керигма премодерна - Самарийская секта
10.1 Чиновнократия и ее мировоззрение
10.2 Природа ереси и ее эсхатологические потенции
10.3 Духовная экзальтация
10.4 О Самарии
11. Тринитаризм Миссии
12. О термине экуменизм

Маргинализм в церковной структуре


Вследствии нашего анализа, в церковной жизни мы можем смело применять основы политологии и говорить, что в системе приоритетов на одном из главных мест должно стоять умение - «соответствующая способность государственной (церковной) власти, относящаяся к функции целеполагания, (она) должна измеряться, в первую очередь, способностью подавлять асоциальное своеволие «верхов». Государство (Церковь) – это орудие не классовой воли верхов, как учил нас марксизм (предание Церкви), а орудие коллективной (соборной) воли (мистического Тела Христова) способной утверждать коллективные приоритеты над частными и конъюктурными (цезарепапистов). Если государству (церкви) это не удастся, оно в конце концов разрушится (папизм одержит победу)»1.

Из предложенной Панариным системе приоритетов в нашем понимании маргинализм – это коррумпированное сборище маргинальных отщепенцев2, которые в своем властном помрачении в отличии от отщепенцев став у руля власти сразу встают на путь внутренней псевдомиссии.

Отщепенцы это некоторая часть членов церкви ведущих аморальный образ жизни. Как правило, они являются основной питательной средой, обновленцев/неообновленцев и фанатиков. Маргиналы это часть отщепенцев получившая власть в церковной структуре и реализующие планы своих маргинальных партикулярных каст. Как социально-религиозное явление маргинализма присуще только церковно административному чиновничеству (не в коем случае не путать с иерархией Церкви), карьеристам.

Природе маргинализма присуще: «жертвовать коллективными и долгосрочными интересами в пользу частных или краткосрочных, конъюктурных». В сектологии, это значит жертвовать с начало тактическими задачами Церкви, а за тем и стратегическими целями Церкви. Далее и фундаментальными основами православной веры, догматическим учением и церковным преданием. И все только ради своего личного благополучия и карьеризма маргинала отщепенца.

Вообще говорить о маргинализме в Церкви согласно 14, 15 и 34 апостольского правила Двукратного собора, не совсем правильно. В связи с этим само понятие маргинал не совсем правомочно. Но тем не менее, как явление, не в Церкви, а в системе церковного управления, оно все равно имеет быть. Поэтому, дабы не попасть под осуждение апостольских привил и при этом не впадать в самообман отрицая реальность, в этом рассуждении рассматривается не церковная власть, а природа социально-религиозного явления. И это естественно, так как Церковь Свята, иерархия свята и власть в Церкви Свята и они не чем не сквернятся, только один человек или порочное общество сквернят себя. Об этом явлении, как явлении порока, явлении социальном и рассматривается, дабы внутренняя миссия Церкви реализовывалась и достигала своей цели. В связи с этим под понятием маргинализма понимается отщепенство облеченное властью в церковном управлении. Синоним маргинального отщепенца – аморальный чиновник, властный коррупционер.

В евангелии Господь показывает нам что такое церковный маргинализм «И обрете в церкви продающия овцы и волы и голуби, и пеняжники(меновщики) седящие. И сотвори бичь от вервей, вся изгна из церкве, овцы и волы: и торжником(меновщиков) разсыпа пенязи(деньги) и дски(столы) опроверже. И продоющие голуби рече: возмите сия отсюду и не творите дому отца миего дому купленаго(торговли).»3. В толковании Блаженного Фиофилакта Болгарского раскрывается природа церковного маргинализма и раскрывается какое должно быть к нему отношение в церкви: «… Меновщики суть те, кои продают мелкие монеты, или нуммы. Подобно тогдашним торговцам грешат и многие из первосвященников: когда они продают в церкви «волов», не отдавая чести отличающимся в учительском слове, но отдавая оную желающим злодействовать; когда продают «овец» - простой и обыкновенный народ, «голубей» - духовные дарования, и когда поставляют на высшую степень тех, которые больше дают (взяток); таких Господь «выгоняет» из святилища, находя их по суду Своему недостойными первосвященства. Также, если кто продает крупную и мелкую монету, то есть мнение и слово, будучи учителем, но не предвидя пользы, не возвещает евангельского слова, то Господь «опрокидывает» и его «стол», то есть звание учителя, и учение, которое он по злобе удерживает, не давая его всем; между тем как Господь Иисус отрешает такого от власти и посаждает на стол учительский другого, достойного»4.

Как видим маргинальное отщепенчество имело быть во время Евангельской проповеди Господа Иисуса Христа. Оно было Им осуждаемо и низвергаемо, что должно прониматься и Церковью к исполнению. В противном случае мы становимся соучастниками их греха и разрушителями церковного домостроения. Также мы видим и указываемые нам признаки маргинального отщепенчества:

1) не отдавая чести отличающимся в учительском слове, но отдавая оную желающим злодействовать; когда продают «овец» - простой и обыкновенный народ – здесь наверное надо разуметь, что на должности церковные ставятся люди не из их православных миссионерских (проповеднических) наклонностей, а из их отщепенческих похотей.

2) духовные дарования, и когда поставляют на высшую степень тех, которые больше дают (взяток) – здесь наверное надо разуметь, что уже сами маргинальные отщепенцамы на должности церковные поставляют людей для того, чтобы те брали взятки и давали их своим покровителям.

3) будучи учителем, но не предвидя пользы, не возвещает евангельского слова, <...> по злобе удерживает, не давая его всем - здесь наверное надо разуметь, тех людей облеченных церковной властью по злобе своей не желающих духовного совершенства народа Божия (просвещения), но оскотивая (духовного и нравственного невежества) его, продающих его на расхищение волков (еретиков и секулярных маргиналов) или деструктивного постмиссионерства.

И вот один единственный признак правильного решения: Господь Иисус отрешает такого от власти и посаждает на стол учительский другого, достойного.

Функция целеполагания требует от внутренней миссии в реализации приоритетов миссии: «и отвергнуть посягательства на эти приоритеты со стороны социально безответственных «маргиналов». В следствии этого, задачей сектологии является выявлением очагов инфицирования церковной структуры со стороны не только отщепенчества, но и маргинализма .

Здесь необходимо соблюдать четкую линию между апостольскими правилами осуждающих тех, кто восстает на священноначалие и между пониманием сектологии о маргинализме.

Читая данный материал автором рекомендуется не путать, грех осуждения и дух протестантизма, с Божьим даром данным каждому человеку - даром рассуждения.

Как ясно свидетельствует нам учебник политологии, маргинализм в церковной власти способствует разрушению этой власти. В связи с чем, социальная концепция церкви идеологически неподчиненная апологетическим целям миссии Церкви, неизбежно подчиняет идеологию миссии Церкви, через цепочку «социальная концепция – межрелигиозный экуменический диалог на «моральной вере» – оккультно-экуменический диалог на «пучине божества»» идеологии оккультократии. Тем самым проявления маргинальности в Церкви есть плод влияния оккультократии и ее политики секуляризма. Поэтому нет ни чего странного в том, что происходит метаморфоза церковной идеологии с неизбежной ее инверсией (секуляризацией), где уже сама социальная концепция не то что не работает, а уже просто ни кому не нужна, так как миссионерский Дух Церкви подавлен, а прозелитизм «духа мира сего» приобрел безграничные масштабы.

Возникает парадокс. Как церковный документ может быть орудием секуляризации. Дело в том, что если церковный организм не исполняет миссию соработничества с промыслом Божьим, то он, церковный организм начинает соработничать с «духом мира сего». Что ясно видно во всяком церковном документе через его догматическую и методическую составляющую. Надо сказать, что социальная концепция является догматически аморфной и методически не доработанной. Тем самым она является не рабочим документом, в целях миссии Церкви. А так как «Свято место пусто не бывает», этот документ благодаря догматической аморфности и становится орудием маргиналов-отщепенцев в подавлении миссионерского служения священнослужителей и мирян. Хотя в тех епархиях, где Святительским благословением социальная концепция изнутри наполнена миссионерским служением, а с наружи структуризмом как в передовых миссионерских епархиях. В частности Екатеринбургская и Курская епархии. Свидетельствует о чисто человеческом факторе епископа Никона, архиепископа Викентия и схимитрополита Ювеналия. Следовательно, если управляющий епархии хочет быть достойным сыном Матери Церкви он действует как Святитель благословляющий миссионерское служение и апологетическую миссию вверенной епархии в реализации социальной концепции. Если же он ищет только мира «с духом мира сего», как в Татарстане или в Перми, то он становится проводником сил оккультократии, сил нацеленных на разрушение основ национальной безопасности государства. Он естественно отвергает апологетическую миссию, а всякий структуризм и инициативную, миссионерскую слаженность своих соработников для конструктивной реализации социальной концепции называя их инициативу утопией, в угоду отщепенцев-маргиналов.

Подводя небольшой итог, мы можем говорить, что социальная концепция в руках маргиналов-отщепенцев становится орудием секуляризма, а сам маргинализм в церковной иерархии есть продукт единородности двух элит: светской и церковной. Которые осознанно или еще пока не осознанно, но ведут подрывную деятельность в структуре православной церкви. И не зависимо от их понимания поднятых проблем. Скрытый психологический союз церковной элиты и светской элиты в эсхатологических потенциях неизбежно произведет секуляризацию церковной элиты от Церкви. Здесь происходит круговая взаимозависимость. Маргиналы-отщепенцы производят секуляризацию, плодя падшее «Я». Секуляризация укрепляет маргиналов-отщепенцев. Тем самым можно смело говорить о том, что секуляризм есть производная церковного маргинализма.

Конечно, союз Церкви и секулярной власти не является грехом. Если происходит свидетельство об Истине, в, следствии чего власть и общество воцерковляются. Но если этого нет, то общество с каждым годом все больше сатанеет. Шестилетнее существование документа социальной концепции и реальное усиление секуляризма на прямую свидетельствуют об несостоятельности политического курса церковного управления в выбранном ими направлении.

Таким образом, мы полностью получаем подтверждение того, что проникновение антропоцентричного мировоззрения в церковную структуру несет православному вероисповеданию зло, как и само наличие цезарепапизма в лице управляющих епархий и крипто-управляющих обер-папистов, с гордо падшим и беспощадным их «Я».


1 Панарин А.С. Политология: Учебник. – М: Гардарики, 2004. – стр. 114
2 Отщепенец - человек, утративший, порвавший связь со святоотеческой средой, святоотеческим преданием, живущий греховной жизнью.
3 Ев. от Иоан. 2.14-17
4 Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие. том 4, (стр. 68-70)

2006 г.

Архангел Михаил Наверх