Марк Эффесский

отецъ нашъ Святой Маркъ Евгеникъ - Исповедник, митрополит Эфесский священно-свидетельствует:
«Никогда, О, человече, то, что относится к Церкви, не исправляется черезъ компромисы: нетъ ничего среднего между Истиной и ложью!»

Оглавление

1. Введение
2. Рецепция социальной и миссионерской концепций РПЦ и поиск методологических подходов в их реализации
3. Толерантность и неотолерантность
3.1 Религиоведение
3.2 Экуменизм
3.3 Уния
3.4 Методология религиозно мировоззренческой девиации
3.5 Заключение
4. Рецепция модернизма
4.1 Идеологическое противостояние апостасии и христианизации
4.2 Понятие секуляризация в философии модернизма
4.3 Понятие «секуляризации» в православном богословии
4.4 Богословский невроз
4.5 Эволюция апостасии и раскрытие христианизации
4.6 Парадигма модернизма
4.7 Миф в модернизме
4.8 Миф модернизма
4.9 Религиозная партикулярность модернизма
4.10 Псевдонаучность модернизма
5. Эсхатологические потенции антропоцентризма и его идеологий
5.1 Искушение последнего времени
5.2 Антропоцентризм, Церковь и светская власть
5.3 Идеологический изъян и механизм обеспечивающий унию с «духом мира сего»
5.4 Маргинализм в церковной структуре
5.5 Распад антропоцентризма
6. Рецепция культуры и культов
7. Рецепция культурологических ошибок
7.1 Жертва и время
7.2 Праздник и веселье
8. Структура археомодерна - Самарийский грех
9. Структура антимодерна - Евхаристический круг
10. Керигма премодерна - Самарийская секта
10.1 Чиновнократия и ее мировоззрение
10.2 Природа ереси и ее эсхатологические потенции
10.3 Духовная экзальтация
10.4 О Самарии
11. Тринитаризм Миссии
12. О термине экуменизм

Миф в модернизме


Парадигма модерна не рассматривает себя как мировоззрение вообще, а это значит, что она не может идентифицировать себя ни в системе координат «добра и зла» ни в системе трех мировоззренческих воль. При этом претендуя на истину в последней инстанции она накладывая на догматическое учение Церкви понятие «мифа», на ровне с античными мифами язычников, что по сути является софистическим партикуляризмом. Вообще применение понятия «миф» возводится в некий универсум для всех трех парадигм модернизма премодерн-модерн-постмодерн в эволюционном отрицании их институтов, принципов и методик, а также неосознанной еще четвертой (мегамодерна) и пятой и … грядущих парадигм. Фактически понятие «миф» отрицает истинную реальность как таковую, так как изначально является сказкой, сказом о том, что было в понимании и видении рассказчика, а не объективной реальности.

Согласно А.Ф. Лосеву: «миф есть бытие личностное или, точнее, образ бытия личностного, личностная форма, лик личности < … > Всякая живая личность есть так или иначе миф»1. Следовательно «миф», это и личность, и образ бытия личности не имеющий границ. Если бы Лосев рассмотрел диалектику мифа с позиции эсхатологии Миссии, то он пришел бы к необходимости корректировки понимания мифа, как части биполярного мира человека имеющий границы и допуски границ. С одной стороны личность это духовный человек обладает духовным разумом и тяготеет к Божией реальности бытия, а с другой личность это душевный человек обладает плотским разумом и тяготеет к плотской (страстной) и душевной (эмоциональной) жизни иллюзорного бытия автаркии. Личность в своем бытии, может быть сопричастна правде или лжи, добру или злу, то тогда ее образ бытия прибывает в Истине или прелести. В зависимости от наполненности добром или злом, возникает степень наполненности правдой или ложью. А так как Истина есть объективная реальность Божьего бытия, то эсхатологическое бытие личности в прелести, и не может быть в бытии реальности, а может быть только эсхатологическим существованием «мифологизированной личности или личности прибывающей в иллюзии» (схема Э№2).

Бытие присуще Богу, как Творцу всего сотворенного Им. И все существующее сотворено и существует на поле Божественного бытия. Все существующее и обладающее качеством жизни, живет не само по себе, а благодаря животворной Божьей благости. Пока личность прибывает в любви со своим Творцом, она находится в постоянной животворной Божественной благости и Божьем бытии (на поле витократии) (схема Э№1). Как только личность отрицает своего Животворящего Бога, она впадает во временную самосущную автаркию, отпадая от животворного источника, при этом временно оставаясь на поле Божественного бытия, по Его милости на покаяние, но она не прибывает в Божьем бытии, но уже существует в поле созданной ей танатократии2. Автаркия и есть поле танатократии.

Самосущие личности, как личности прибывающей в иллюзии автаркии и должен определять термин «миф», как синоним иллюзорного бытия временно существующей личностной автаркии. Следовательно «миф» в бытие реальности, это абсурд. «Миф» как иллюзорное мировоззренческое существование личности на поле бытия, это реальность. Исходя из того, что «миф», как код мировоззренческой идентификации личности прибывающей в прелести и существующий на поле бытия, то он и не может быть ни лицом или сутью личности, как утверждает Лосев. Как код мировоззренческой идентификация «миф» является показателем векторной направленности волеизъявления личности, но не самоидентификацией волеизъявления. Самоидендентификацией волеизъявления личности, согласно святоотеческого наследия3 является «совесть» и «самость», которые и является лицом личности обладающей способность восстанавливать в себе Богоподобие в «совести» или стяжать в себе бесоподобие в «самости». Из этого следует, что совесть есть здоровое лицо личности, а самость есть больное лицо личности. Миф как мировоззренческая иллюзия прелести может быть разными мировоззренческими масками в больных личностях. Из биполярной структуры человека следует различать и разделять природу реального бытия совести и самости: «миф» - как личину самости прибывающую в не бытия Бога, прибывающей в иллюзии автаркийного бытия, в состоянии прелести; «антимиф» - как восстанавливающийся образ в совести прибывающий в бытии Бога.

Проецирование термина характеризующий сказки и былины и мифы на качество личности, производит мировоззренческую метаморфозу понимания реальной сущности личности, ее совести и самости, как координатного критерия свободного волеизъявления между антагонизирующими добром и злом. Между теоцентричным и демоноцентричным мировоззрениями. В координате свободного волеизъявления личность трансцендентна по отношению к совести и самости. Они являются субъектом по отношению к добру и злу. Встав на место самости, «миф-личина» производит координатную инверсию мировоззрения и самосознания личности на плюралистическую картину мира, где добро и зло становятся интерферентны4 по отношению к друг другу, перемешаны между собой, являются частью друг друга, являются отражением друг друга, являющимися взаимодополняющими и взаимозависимыми системами мира. Тем самым делает личность объектом по отношению добра и зла, а миф становится трансцендентным по отношению к ним. В этой системе координат Лосева, личность становится не самостоятельной и свободной в склонности выборе добра и отторжения зла, а плюралистически управляемой разными мифами. В полимифичности личность обретает склонность прибывать более в своеволии выбора зла чем реального добра. В полимифичности «добро ради добра, а зло ради добра» «не важно с чем, важно куда и не важно как», а это уже основополагающий догматический корень и принцип язычества (оккультизма). Отсюда возникают мировоззренческие, идеологические социальные мифологизмы - парадигмы, социального общества стремящиеся, в цели оправдании своего существования, профанировать бытие Истины и претендовать на ее права, без права критики с ее стороны, как структурная социология. Эсхатологическая природа «мифа» – это природа целестремительного гротеского действия: высмеивать и профанировать традиционное общества с его как бы недостатками, и на этом обесценивании ценностей взращивать новые ценности на остаточных частях старых ценностей, и так далее, с последующим обществом, основанного на плюрализме мифологизированных мировоззрений.

Применение понятия «миф» отрицающую биполярную природу человека, является основанием бездоказательного метода образного языка и действия, а в, следствии, как клейма, как клише, является действием софистичекого приема в подлоге объективной реальности, иллюзорной реальностью. Поэтому метод «мифа» в социология не может являться способом достижения дидактической5 цели и сам по себе абсурден так, как имеет в себе только один ценностный принцип – «отрицать отрицателя, чтобы отрицать себя в отрицании Истины». Чего нельзя сказать о «мифе» в эсхатологии Миссии, где он классифицируется как мировоззренческая иллюзия в самости.


1 Лосев А.Ф. Диалектика мифа // Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культура. М., 1991. С. 74-76.
2 См. Эсхатологические таблицы. Схема 1
3 св.Феофан Затворник «Внутренняя жизнь избранные поучения»
4 Интерференция (inter - взаимно, между собой ferio - ударяю, поражаю, «перенос, перемешивание».
5 Дидактика (др.-греч. διδακτικός — поучающий) — раздел педагогики; теория образования и обучения. Раскрывает закономерности усвоения знаний, умений и навыков и формирования убеждений, определяет объём и структуру содержания образования.

2014 г.

Архангел Михаил Наверх