Марк Эффесский

отецъ нашъ Святой Маркъ Евгеникъ - Исповедник, митрополит Эфесский священно-свидетельствует:
«Никогда, О, человече, то, что относится к Церкви, не исправляется черезъ компромисы: нетъ ничего среднего между Истиной и ложью!»

Оглавление

1. Введение
2. Рецепция социальной и миссионерской концепций РПЦ и поиск методологических подходов в их реализации
3. Толерантность и неотолерантность
3.1 Религиоведение
3.2 Экуменизм
3.3 Уния
3.4 Методология религиозно мировоззренческой девиации
3.5 Заключение
4. Рецепция модернизма
4.1 Идеологическое противостояние апостасии и христианизации
4.2 Понятие секуляризация в философии модернизма
4.3 Понятие «секуляризации» в православном богословии
4.4 Богословский невроз
4.5 Эволюция апостасии и раскрытие христианизации
4.6 Парадигма модернизма
4.7 Миф в модернизме
4.8 Миф модернизма
4.9 Религиозная партикулярность модернизма
4.10 Псевдонаучность модернизма
5. Эсхатологические потенции антропоцентризма и его идеологий
5.1 Искушение последнего времени
5.2 Антропоцентризм, Церковь и светская власть
5.3 Идеологический изъян и механизм обеспечивающий унию с «духом мира сего»
5.4 Маргинализм в церковной структуре
5.5 Распад антропоцентризма
6. Рецепция культуры и культов
7. Рецепция культурологических ошибок
7.1 Жертва и время
7.2 Праздник и веселье
8. Структура археомодерна - Самарийский грех
9. Структура антимодерна - Евхаристический круг
10. Керигма премодерна - Самарийская секта
10.1 Чиновнократия и ее мировоззрение
10.2 Природа ереси и ее эсхатологические потенции
10.3 Духовная экзальтация
10.4 О Самарии
11. Тринитаризм Миссии
12. О термине экуменизм

«Рецепция это восприятие и преобразование одних процессов
в другие с целью их согласования с чем-либо иным»

(Миссиология. Учебное пособие)

Рецепция социальной и миссионерской концепций РПЦ и поиск методологических подходов в их реализации


Целью данной статьи является согласование социальной и миссионерской концепций РПЦ с реальной жизнью в современных условиях, а также поиск возможных методологических подходов по их претворению в жизни Церкви и общества.

Социальная концепция РПЦ (далее с.к.) строится на базовых принципах Миссионерского призвания Церкви, в п. 1.2 с.к. говорится: «Члены Церкви призваны приобщаться миссии Христовой, Его служению миру, которое возможно для Церкви лишь как служение соборное, «да уверует мир» (Ин. 17. 21).». Далее в п. I.3. с.к. призывает к миссионерскому служению каждого православного христианина и весь народ Божий: «Жизнь в Церкви, к которой призывается каждый человек, есть непрестанное служение Богу и людям. К этому служению призывается весь народ Божий. Члены тела Христова, участвуя в общем служении, выполняют и свои особые функции». Отсюда мы вправе делать вывод, что социальная концепция является плодом миссиологического учения Церкви и следовательно ЕЕ призвания. В подтверждение этого утверждения обратимся к п. I.4. с.к., где с.к. провозглашает, что целью Церкви является исполнение миссии спасения рода человеческого: «Исполняя миссию спасения рода человеческого, Церковь…», это утверждение на прямую соответствует преамбуле миссионерской концепции РПЦ (далее м.к.), которая гласит «Миссия (свидетельство) – проповедь для пробуждения веры – присуща самой природе Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви < … > направлена на спасение каждого человека». Именно для исполнения этой миссии – миссии спасения человека - Церковь посредством с.к. и «вступает во взаимодействие с государством, даже если оно не носит христианского характера, а также с различными общественными ассоциациями и отдельными людьми», вследствие этого «Церковь уповает, что совместное благотворение приведет ее соработников и окружающих людей к познанию Истины, поможет им сохранить или восстановить верность богоданным нравственным нормам».

В цели соработничества Церкви и государства, для миссии Церкви главным является не дружба с миром, а спасение душ человеческих. Деструктивные вызовы современности во всем мировом сообществе все более обостряют проблему спасения человека. В связи с чем, перед РПЦ актуализируется задача по активизации процессов оздоровления российского общества. М.к. в разделе 1. Особенности современного миссионерского поля Русской Православной Церкви п. 5. гласит: «Роль миссии Русской Православной Церкви сегодня заключается в активизации процессов единения и духовно-нравственного оздоровления общества посредством свидетельства об Истине. При этом необходимо учитывать те вызовы Церкви, которые появились в современном нам обществе…». В связи с чем, перед богословской школой естественно стоят две задачи:

1. выявление духовных, социальных, мировоззренческих, культурологических, психологических, политических и экономических направлений в обществе осуществившие и осуществляющие «утрату культурной идентичности» (м.к. 1.5.1.), под воздействием деструктивных процессов;

2.на основании полученных исследовательских материалов дальнейшее эффективное врачевание общества и государства.

Здесь необходимо понимать, что без аналитических исследований, формирования постановок целей и задач, а также выработки механизмов их реализации ни о какой активизации процессов не может быть и речи. Об этом в своей статье «Рецепция определений поместных соборов Русской Православной Церкви XX века». священник Александр Задорнов предостерегает: «Понимая под рецепцией не только «принятие» церковным организмом соборных определений и постановлений, но и реальную возможность их исполнения, приходится признать, что большая часть определений Собора 1917-1918 гг. заведомо не была приспособлена для своего исполнения в тех условиях, которые уже были известны соборянам»1. Под реальной возможностью исполнения необходимо понимать функциональность исполнения в структуре Миссии Церкви и адекватность исполнителей в решении поставленной цели и задач. Таким образом, для нас в нашем дальнейшем рассуждении становится важным выяснение вопроса функциональности м.к. и с.к. в вопросе их согласованности и адекватность восприятия членами Церкви по их реализации.

Исходя из миссиологических оснований, по мнению автора этой статьи, социальная концепция РПЦ ставит перед собой решение следующих задач:
1. Спасение человека посредством социального соработничества с государством и обществом;
2. Охранение верующих христиан от духовных болезней;
3. Призвание верующих христиан к исполнению своего посланнического долга перед Богом и Церковью;
4. Предоставление возможности культурологическим христианам к ценностям православной веры с последующим их воцерковлением;
5. Обращение ко Христу и Церкви членов секулярного общества.

В формате функции целеполагания эффективная реализация целей социальной концепции возможна, только если поставленные цели являются свойственными ей. Для этого представим природу с.к..

Православная Церковь есть древо, а вся ЕЕ окружающая среда является секулярной. В нее входит государства и общество со всеми различнейшими мировоззренческими направлениями и социальной средой, как агрессивной, так и лояльной по отношению к Церкви. В этом представлении с.к. является корой и листьями древа, а м.к. соком древа, питающим его от корней до листьев. При этом кора оберегает сок и древо от высыхания, а сок формирует кору, листья и ствол. В благоприятный период весны и лета миссия церкви процветает и приносит плод. В агрессивный период осени и зимы сбрасывает листву, останавливает сок и древо защищается от заморозков, карой.

В с.к. определяются методы, принципы и границы внешней проповеди. Она является социологическим и политическим механизмом Миссии Церкви. В отличии от с.к. м.к. воздействует на сердца человеческие. Она взаимодействует с конкретной личностью внутри Церкви, взращивая в нем верующего христианина, а затем посылает его на проповедь в исполнении своей личной миссии и через эту «личную миссию» Церковь воздействуют на членов секулярного общества и государства по их обращению к Ней и Богу.

С.к. появилась на свет раньше м.к., вследствие чего, она не стала всеобщим для православных христиан значимым документом, так как не имела в себе глубинного миссиологического основания для внутреннего-ответственного самосознания православных, за исключением отдельных случаев чиновничьего или харизматичного характера правящих Архиереев и священнослужителей. С появлением м.к. ситуация также не намного изменилась в лучшую сторону, так как к м.к. отношение в церковном обществе как к нечто второстепенному и не главному, от непросвещенности. И это в корне не правильно.

Главной целью м.к. является создание евхаристических общин не только по количеству, но в первую очередь и по качеству евхаристического общения (обожения), так как спасение возможно только на поле евхаристического общения, храма. Ее цель научить всех верующих христиан войти в достойное и систематическое Богообщение посредством евхаристии. Эта цель м.к.. Задачи 1 и следующая из нее задача 3 с.к. (см. выше) с.к. без привязки их к цели м.к. производит секуляризацию миссиологического основания этих задач. Отторжение этих задач от м.к. производит подмену м.к. с.к. и затемнение главной цели м.к., а значит и невозможность их решения, как только кроме посредством чиновничьего циркуляра (для верующего с.к. только лишь юридический документ Церкви, а не мотивация сердца). Нарушение функции целеполагания между м.к. и с.к. производит в с.к некий управленческий симулякр2, «симулякр возрождения» приводящий церковное служение только к внешнему благополучию и процветанию, но не к миссионерскому служению.

В том, что с.к. стала симулякром м.к., ее вины в том нет. Как и нет в том вины в этом м.к.. Причина скрыта в самих идеологических установках современного миссионерского движения постсоветского и синодального периода.

В период советского тоталитаризма, Русская Православная Церковь, освободившись от синодального циркулярного управления, стала патриаршей, тем самым внутренне стала свободной от государства3, хотя и внешне находилась под его деспотичным игом. В постсоветский период, в период светской государственности Церковь получила и внешнюю свободу, но в ней с момента возрождения миссионерского движения остались дореволюционные синодальные установки. Так поле деятельности внутренней миссии распространялось на все православные секты, а поле деятельности внешней миссии на все инославные конфессии. Естественно, что в этой синодальной линии с.к. постсоветского периода не находила себе ни какого места. Ранее церковь была одним из министерств государства, а сегодня ей необходимо самостоятельно существовать в секулярной среде. Именно поэтому с.к. как веление времени, как выплеск неосознанного эмоционального подсознания Миссии Церкви, и стала самостоятельным документом РПЦ с признаками симулякра на м.к..

М.к. п.1.2 гласит «Православной Церкви включает в себя внутреннюю миссию, то есть работу по возвращению в церковную ограду людей, которые в результате гонений на Церковь в XX веке, оказались оторванными от отеческой веры и, особенно тех чад Церкви, которые подпали под влияние деструктивных культов и тоталитарных сект.». Фактически в этой формулировке, от синодальной ничего не изменилось. Миссия Церкви как не распространялась на свою внутреннюю паству до революции, так и в обновленной идеологической установке от 27 марта 2007 года, и сейчас не является для нее важной. Вчитываясь в м.к. мы видим в ней и симулякр с.к. устремленного во внешнее, в количество, но не в качество. Фактически мы имеем два симулякра. Один возник по необходимости, другой возник, возможно, от недомыслия. Очень хотелось бы так думать.

С появлением 16 июля 2013 года документа «о современной миссии Русской Православной Церкви» принятой священным синодом РПЦ идеологически ситуация принципиально меняется. В нем сразу отмечается изменение методологического подхода в Миссии Церкви. В нем, наконец - то внутренняя миссия обращена лицом к своему православному народу: «Внутренняя миссия обращена к членам Церкви, включая тех, кто крещен, но недостаточно просвещен в православной вере, не имеет опыта участия в таинственной жизни Церкви, и служит духовному возрастанию ее членов. Неотъемлемой частью этой миссии является катехизация и религиозное образование». «Современная миссия» конечно далека от совершенства. Она читается и воспринимается как робкая полумера. В ней еще достаточно много методологических, идеологических и главное личностных симулякров. Есть даже паралогизмы. Возможно, при глубоком исследовании проявится и софизмы. Но во всяком случае при новом подходе с.к. является концепцией относящейся к внешней миссии Церкви, а м.к относится к концепции ЕЕ внутренней миссии. С.к. выстраивает отношения с государством и обществом, а м.к. спасает паству, посылает ее на проповедь и порождает неофитов4. Благодаря новой методологии - «современной миссии», функция целеполагания Миссией Церкви между м.к. и с.к. выстроятся следующим образом:
1. М.к. является отражением Миссии Церкви в догматическом, идеологическом и мировоззренческом плане;
2. С.к. является политическим и социальным проявлением Миссии Церкви основанной на м.к.;
3. М.к. становится главенствующей над с.к.;
4. М.к. перестает быть симулякром с.к. и миссионерского движения и миссии Церкви, но становится полноценным отражением целей миссии Церкви;
5. С.к. перестает быть симулякром м.к. и становится одной из частей учебного курса по м.к..

В рецепции социальной и миссионерской концепций Русской Православной Церкви с.к. ни как не может быть самостоятельным и самодостаточным документом РПЦ в отрыве от м.к.. В связи с чем, перед миссионерской богословской школой стоит проблема полноценного раскрытия Миссии Церкви с позиции функциональной Ее работоспособности. И как естественное продолжение этой работы переработка м.к. и документа «о современной миссии Русской Православной Церкви». Так как сегодня эти два документа в РПЦ скорее является некими переходным документом к более совершенной м.к.. Внутренняя миссия Церкви требует еще более глубокого переосмысления самой Церковью и реконструкции сложившихся искажений в ЕЕ недрах, от софизмов и паралогизмов, в частности как «катехизация и религиозное образование», а внешняя миссия требует гармонизации ее с с.к..

Сегодня переработка этих двух документов это рубеж, на котором Церковь имеет реальную возможность выйти из трехсотлетнего тупикового пути, или войти в следующую, завершающую, эсхатологическую даун-реверсию или миссиологический декаданс5, откуда может уже никогда и не выйти. При правильной их реконструкции (не путать с реформированием) необходимо предполагать, что с.к. в свою очередь также придется претерпеть функциональные, конструктивные (не путать с реформаторскими) изменения, и изменения как текстового документа. А пока взаимное несовершенство, с.к. и м.к., укрепляют один из постулатов6 парадигмы7 постмодерна, «симулякр возрождения» религии.

Для эффективной работоспособности внутренней миссии недостаточно выправления миссионерской идеологии и исправления ошибок в м.к., здесь необходимо провести титаническую работу по иммунизации м.к. и с.к. в организме Церкви и общества, в спектре эсхатологического и сектологического измерения. Для этого необходима колоссальная работа в просвещении народа в области жизнедеятельности и противостояния систем витократии8 (жизневластия) и танатократии (смертевластия) и как уже следствие этого в Благом Промысле Божьем началось Преображение цивилизации. Но чтобы это произошло, необходимо понимать, что это только по силам Богу. От нас лишь требуется, только доброе волеизъявление на пути своего личного крестоношения. Также требуется от священноначалия волевой шаг в исправлении закостенелых в чиновнократии «саулов», а это под силу только крестоношению «Давида(ов)». Так же необходимо понимать, что для эффективной работоспособности внешней миссии недостаточно проведение аналитических исследований по всем сферам человеческого бытия, выработки методологии и программ врачевания. Ей необходима армия конструктивных миссионеров (не путать с постмиссионерами9 - проповедниками лжемиссионерства). Ее Христовыми войнами должны стать все дееспособные члены Церкви, а для этого необходимо на основании глубокого переосмысление Миссии Церкви в современных условиях (не путать с несостоявшейся постсоветской миссией), и системная работа, по реконструкции (не путать с реформацией) сферы образования и системы воспитания (которой нет) в Русской Православной Церкви.

В завершение необходимо акцентировать всеобщее внимание, что данное представление о раскрытие Миссии Церкви в современных условиях строится не на модернизации или реформации Церкви. Здесь видится процесс реконструкции искажений, от поврежденной грехом человеческой природы, в кравшиеся в церковное мировоззрение верующих христиан РПЦ на всех уровнях.

2014 год.


1 http://www.pravoslavie.ru/smi/926.html
2 Симуля́кр (от лат. simulo, «делать вид, притворяться») — «копия», не имеющая оригинала в реальности. Иными словами, семиотический знак, не имеющий означаемого объекта в реальности.
3 В цели нашего рассуждения не входит исследование внутренней зависимости церкви от партикулярного влияния национал-большевизма и его противоположного космополитического крыла.
4 Во всяком случае так хочется думать, из оптимистических побуждений. Но реалии жизни показывают как правило иное. Худшее.
5 Декаде́нтство (фр. décadent — упадочный) — упадок, культурный регресс.
6 Постулат (от лат. postulatum — требование), предложение (условие, допущение, правило), в силу каких-либо соображений "принимаемое" без доказательства, но, как правило, с обоснованием, причём именно это обоснование и служит обычно доводом в пользу "принятия" П. (БСЭ)
7 Паради́гма (от греч. παράδειγμα, «пример, модель, образец») — совокупность фундаментальных научных установок, представлений и терминов, принимаемая и разделяемая научным сообществом и объединяющая большинство его членов. Обеспечивает преемственность развития науки и научного творчества.
8 Т. В. Грачева. Невидимая Хазария. Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы. – Рязань: Зерна, 2009. - 400 с. Стр. 63
9 «Постмиссионерский декаданс» Николай КАВЕРИН. Православный журнал «Благодатный огонь» (http://www.blagogon.ru/articles/293/)

Архангел Михаил Наверх